Супругов, выходцев из бывшего СССР, обвиняют в отмывании денег и мошенничестве с программой Medicaid

0
531

Две недели назад в офисе генерального прокурора штата Нью-Йорк сообщили об аресте Юрия и Риммы Баумблит, которых обвиняют в хищении, отмывании денег и мошенничестве с программой Medicaid.
Помимо уголовных обвинений, Отдел борьбы с мошенничеством в сфере здравоохранения (Medicaid Fraud Contral Unit или MFCU) при генпрокуратуре штата Нью-Йорк вчинил Юрию и Римме Баумблит гражданский иск, требуя больше 1,9 млн долларов в виде компенсации нанесенного ущерба и штрафов.
Супругов Баумблит арестовали утром 14 апреля в их доме на Корбин-плейс, в одном квартале от Брайтон-Бич, и доставили в бруклинское отделение Верховного суда штата Нью-Йорке, где ознакомили с обвинением, и судья Маргерит Доэрти назначила за освобождение 65-летнего Юрия залог в 500 тыс. долларов, а за 59-летнюю Римму – 300 тысяч.
Предъявленные обвинения грозят им лишением свободы сроком до 15 лет, но до решения суда они считаются невиновными. После освобождения под залог Юрия Баумблита выкатили из зала суда в кресле на колесиках, с закрытыми глазами, правой рукой на груди и выражением боли на лице. Его адвокат Джастин Фейман сказал репортеру New York Times Киму Баркеру, что Баумблита, скорее всего, положат в больницу.
На первых слушаниях помощник генерального прокурора Меган Фридлянд сообщила судье, что Юрию Баумблиту в Бруклине принадлежат четыре домов-приютов для бывших наркоманов, уголовников и бездомных, которые не желают жить в «шелтерах». Как утверждает обвинение, Юрий Баумблит и помогавшая ему жена заставляли обитателей своих домов посещать курсы лечения от наркозависимости, за что компании, проводившие эти курсы за счет программы Medicaid, платили супругом ежемесячные откаты, общая сумма которых составила 638 418 долларов.
Прокурор Фридланд добавила, что Юрий и Римма Баумблит живут в роскошном доме площадью 5200 кв. футов с пятью спальнями, люстрами, баром и бассейном, а при обыске там увидели дорогие спортивные принадлежности и спиртные напитки, меха, ювелирные изделия и автомобили. (Честно говоря, такой набор «роскоши», за исключением разве что бассейна, можно увидеть в доме средней руки торговца сосисками или журналиста.) Но вся эта роскошь, заявила Меган Фридланд, досталась Юрию и Римме Баумблит за счет штата Нью-Йорк. Адвокат Джастин Файнман заявил судье Доэрти, что его клиенты стали жертвами очередной «охоты на ведьм» и категорически отрицают получение откатов.
В предъявленном супругам Баумблит обвинении утверждается, что их бруклинские корпорации «#1 Marketing», «RYB Realty», «Steps to Better Living» и «Orbit Management» – это так называемые «дома на три четверти», – что-то вроде известных «домов на полпути», куда селят досрочно освобожденных из тюрем, чтобы они привыкли к жизни на свободе. В таких домах они находятся под надзором, но работают в городе и живут в условиях, приближенных к нормальной жизни. «Дом на три четверти» еще свободнее, и его обитатели просто живут за казенный счет, то есть квартплату за них государство, штат или город перечисляют лендлорду. Обычно за жилье, а точнее, за кровать, в таком доме с человека берут 215 долларов в месяц, которые платит штат по программе содержания бездомных, или до 400 долларов в месяц по федеральной программе помощи инвалидам.
«Как показывает наше предварительное обвинение, – заявил нью-йоркский генпрокурор Эрик Шнайдерман, – Юрий и Римма Баумблит набивали карманы, наживаясь на самых уязвимых членах общества… В течение нескольких лет Баумблиты намеренно и незаконно обжуливали налогоплательщиков и обкрадывали программу Medicaid, насильно включая (своих) жильцов в программы и услуги, которые не приносили пользы никому, кроме них».
Начальник городского отдела социальной помощи (Human Resources Administration) Стивен Бэнкс добавил, что «еще до того, как в июне (прошлого года) мэр создал отдел присмотра за «домами на три четверти» (Three-Quarter Houses Task Force), мы работали с генеральной прокуратурой, выявляя владельцев (таких домов), которые наживаются на наших клиентах с низким доходам и ограниченными жилищными возможностями».
Адвокат Мэтью Мейн из общественной юридической группы MFY (Mobilization for Youth), которая борется с бедностью, заявила, что «это действие офиса генерального прокурора дает (жителям («домов на три четверти») понять, что их жизни что-то значат. Жизни бедняков что-то значат». Какого цвета эти бедняки, Мэтью Мейн не уточнил, но лозунг знакомый. Я вспомнил, что до Шнейдермана «самыми уязвимыми членами общества» бруклинский районный прокурор Кен Томпсон назвал нелегальных иммигрантов, а до Томпсона таковыми называли геев.
Как установило расследование, которое провел отдел MFCU, супруги Баумблит содержали свои дома в плачевном жилищно-санитарном состоянии, «часто вынуждая жильцов находиться без отопления зимой, без электричества летом, и жить с насекомыми, плесенью, постоянно протекающими трубами и разбитыми стеклами окон. Жильцы ютились в маленьких комнатах, где часто жили по три-четыре взрослых мужчины. Баумблиты и менеджеры их домов подвергали жильцов насилию и угрозам, а также почти на весь день выставляли на улицу».
Подтверждая это, газета New York Times в прошлом году написала о Юрии Баумблите со слов его жильцов, что этот «лысый крепыш в желтой куртке-ветровке и синей бейсбольной кепке по малейшему поводу выставлял их из дому даже зимой. Одних за то, что они регулировали термостат, других за использование газовых плит для обогрева… В одном доме он заставил бывшего наркомана несколько месяцев спать на деревянном полу и в наказание вынес из его комнаты кровать. В другом доме ударил жильца».
Предъявленные супругам Бумблит обвинения касаются их сделок в 2010 и 2011 годах с компаниями NRI Group в Манхэттене и Canarsie Aware в Бруклине, а до них с компаниями Narco Freedom and New York Service Network. Последнюю закрыли в прошлом году, признав виновной в хищении денег из фонда программы Medicaid, а остальные пока держатся, подчиняясь Отделу борьбы с алкоголизмом и наркозависимостью (Office of Alcoholism and Substance Abuse Services) штата Нью-Йорк. Направляя жителей своих домов на лечебные курсы в эти компании, супруги Баумблит якобы требовали, чтобы им приносили подтверждающие это справки.
На вопрос адвоката Джастина Файнмана, почему на подготовку обвинения ушло пять лет, помощник прокурора Меган Фридлянд ответила, что прокуратура продолжает расследование «дела Баумблит» и передала в суд только готовую часть.
По данным газеты New York Times, о Юрии Баумблите известно, что он эмигрировал из бывшего СССР в США в 1981 году, поселился в бруклинском районе Брайтон-Бич и сначала открыл гастроном, но партнерша подала на Юрия в суд за то, что он якобы подделывал ее подпись на чеках. Затем Юрий Баумблит инвестировал деньги в компанию импорта, но там ему дали от ворот поворот за «непрофессиональное поведение». Он был азартным игроком, и однажды в Атлантик-Сити расплатился в пяти казино необеспеченными чеками на общую сумму 880 тыс. долларов, которые его через суд обязали вернуть. В 2000 году 50-летнй Юрий Баумблит вышел на пенсию по нетрудоспособности, о чем говорилось в его деле 2005 года. В августе прошлого года New York Times написала, что «домами на три четверти» Юрий и Римма Баумблит стали заниматься с 2007 года, хотя тогда их обвиняли в работе «медицинских мельниц», а точнее, обмане страховых компаний счетами за лечение жертв ДТП по закону штата «The No-Fault Law».
28 ноября 2005 года тогдашний нью-йоркский генпрокурор Элиот Спитцер (Eliot Spitzer) сообщил о предъявлении обвинений группе из 8 человек и одной юридической фирмы. Иск составлен по факту подачи сфальсифицированных заявок о ДТП в страховые компании. Среди обвиняемых были 2 врача, адвокат по компенсациям за травмы и три 3 фактических владельца медицинских клиник в Квинсе – Юрий Баумблит, Римма Баумблит и Алекс Гоферман. Паровозами”, то есть, основными обвиняемыми, прокуратура сочла супругов Баумблит, и в обвинении часто фигурировала фраза “Преступная организация Баумблит” (Baumblit Criminal Enterprise).
В обвинении отмечалось, что Баумблиты и Гоферман, не имеющие медицинского образования, принимали решения, какую помощь оказывать пациентам их клиник. «Баумблит, Баумблит и Гоферман, – гласило обвинение, – контролировали незаконные средства, полученные преступной деятельностью Организации, скрывая, что медицинские клиники принадлежат им…». «Преступная организация Баумблит была иерархической организацией с четко обозначенной системой власти. Структура Организации должна была гарантировать эффективность работы и максимум прибыли. Основные решения принимались Юрием Баумблит и Риммой Баумблит. Они, в свою очередь, пользовались услугами менеджера и совладельца клиник Алекса Гофермана, который следил за соблюдением правил Организации и взыскивал с ее непослушных участников и подчиненных».
Супругам грозило до 25 лет лишения свободы, но они признали себя виновными, и в сентябре 2009 года Юрий получил три месяца тюрьмы, а Римма отсидела 9 суток. К этому времени у них уже были “дома на три четверти”. Как пояснила New York Times, такие дома, которые также называют “домами трезвости” или “переходными домами”, стали продуктом «мутного мира амбулаторного избавления бедноты от наркозависимости». При мэре Блумберге, когда экономика страны пошатнулась, городских «шелтеров» стало меньше, а «домов на три четверти» больше.

Источник: Русская Реклама

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here