Почему "наши" в Силиконовой долине не общаются между собой

0
539

Собственник IT-компании Zavod Александр Процюк, который последний год жил и работал в Сан-Франциско, рассказал о том, почему построив бизнес в США, он не закрыл свою компанию в России, что ему нравится и не нравится в Штатах, и какую экономическую пользу может принести сплочение русской диаспоры.
 — Почему год назад ты решил перебраться вместе с семьей в США?
— Я просто считаю, что у каждого человека есть 10–20 лет для активного развития. На мой взгляд, после 30 лет наступает время создавать что-то новое. Я подумал, что хочу заполнить это время более активной деятельностью.
В Екатеринбурге стало тесно, так как айтишная тусовка маленькая, а потому захотелось чем-то еще позаниматься. Думал по поводу Москвы, но благодаря Диме Калаеву оказался в Кремниевой (в России ее принято называть Силиконовой) долине. После этой поездки я понял: хочу, чтобы мой ребенок учился в Стэнфорде. Мне понравился подход к образованию. К примеру, одно из заданий для студентов заключалось в том, что они должны были в течение семестра организовать бизнес. В итоге самые продвинутые договорились, чтобы местное ТВ показывало их мастер-класс. Если бы мне давали такие задания, то я бы другими вещами сейчас занимался. Именно поэтому я стал думать над тем, каким образом моему ребенку дать такое будущее.
— Но ведь у тебя в Екатеринбурге был бизнес. Ты его продал?
— Я не разрывал связь с Россией, бизнес продолжал и продолжает до сих пор работать. Наоборот, сотрудников в компании стало больше, теперь они есть и в Москве, Новосибирске. Просто получилось перестроить команду таким образом, чтобы можно было выходить на связь с ними утром и вечером.
По большому счету бизнес — это игра в то, кто больше сможет заработать денег за определенное количество времени. В России пока нет возможности зарабатывать миллиарды, в США же есть инвесторы, рынок. Для меня основная цель заключалась в том, чтобы познакомиться с людьми, которые уже в этой игре.
 — Ты не думаешь, что лучше быть головой у мухи, чем .опой у слона? Очевидно же, что в Екатеринбурге конкуренция значительно ниже, чем там.
— Гораздо интереснее конкурировать с мировыми брендами. Тут сколько потолок для бизнеса? 50–100 млн рублей… Там же инвестиции начинаются от 500 тысяч долларов. Да, ты прав в том плане, что нужно переступить через себя, чтобы решиться на этот шаг. Но потом тебе становится гораздо проще решать многие вопросы. Когда ты сидишь в Екатеринбурге, то ты думаешь, что не можешь заработать определенного количества денег, но на самом деле это не так.
— Что тебе удалось создать за год жизни в Силиконовой долине?
— Мы запустили Clover — это сервис, который позволяет получать кешбэк при покупках в интернет-магазинах. Сейчас, кстати, собираемся выводить его в Россию. Для понимания, нашего конкурента в сентябре купили за миллиард долларов. Пока этот бизнес находится в инвестиционной стадии, а потому не приносит прибыли. Время покажет, но я уверен, что проект окупится.
Для души же мы сделали первый русский инкубатор в Долине. Его главная задача — помочь предпринимателям из России, которые приезжают в Кремниевую долину, быстро решать их проблемы, а также знакомить с нужными людьми. Почему-то в Сан-Франциско мэр — китаец, много индусов. Но русские сидят отдельно друг от друга, практически не общаются между собой. Это очень плохо.
— Считается, что индусы — это прежде всего хорошие программисты. А как в Долине воспринимают наших спецов?
— Все знают, что русские умеют решать нестандартные задачи. У меня есть друг, который работает в Quora. Он переписал им значительный кусок кода, благодаря чему компания смогла сэкономить десятки миллионов долларов. Если бы наша диаспора более плотно общалась между собой, то было бы лучше для всех.
— А что в Америке про нас думают?
— Да ничего не думают на самом деле. Их мысли только о себе. Скажу, что бизнесмены совершенно не обращают внимания на политические терки между нашими странами.
Бизнес есть бизнес. Америка отличается от России тем, что там есть четкое разделение политики и бизнеса. Есть временные политические кризисы, но я не понимаю, почему я должен об этом думать, если играю совершенно в другую игру.
— Ты сейчас вернулся в Екатеринбург на какое-то время. Что дальше?
— Я хочу съездить в Израиль, поскольку эта страна является второй IT-столицей. В Долине у меня получилось организовывать коннекшены между людьми, а через связи могут родиться новые бизнесы, партнерства. В США у меня это вышло, хочу попробовать сделать в Тель-Авиве. Моя цель — чтобы на местах люди собирались вместе и коммуницировали. Самое важное — это человеческое общение и связи. Пока это не бизнес, а просто дело, которым мне интересно заниматься.

Photo taken at Googleplex by Aleksandr P.

 — Ты приводил множество примеров, что тебе понравилось в Америке, а минусы есть?
— Главный минус для меня — очень высокие цены на все. Плюс к тому у меня сложилось впечатление, что там качество сервиса на очень низком уровне. На мой взгляд, в России ситуация с этим гораздо лучше.
— У меня дофига народу, которые могли жить в любой точке мира, но продолжают жить в России.
— А что мешает?
— Если сформулировать просто, то они говорят, что не хотят быть таджиками.
— В Долине такая ситуация точно невозможна, поскольку там столько представителей разных национальностей, много индусов, украинцев, китайцев. Даже сложно выделить среди них американцев. Ни разу не сталкивался с каким-то национализмом.
 — Почему ты до сих пор продолжаешь заниматься бизнесом в России, если в США так хорошо?
— Тут перспективно. Рынок колбасит, банки закрываются, но все равно растет. Сейчас все больше людей пользуются смартфонами, интернетом. Главный минус — в закрытости людей.
Текст: Сергей Панин, blog.beinenson.news
Комментируйте новости на странице DiasporaNews в Facebook | Ставьте LIKE и мы будем сообщать вам о важном и интересном.
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

7 новостей, которые вы могли пропустить на этой неделе